8
Виталий Галущак - Долг Родине

 

И вот мы отправились на завтрак. Как я уже говорил, до столовой было идти достаточно далеко. Ровнейко решил научить нас строевой песне. Он  обратился ко всем:
- Сейчас я вам спою песню, вы все запоминайте слова, это будет ваша строевая песня.
Потом он начал петь протяжно:


У солдата выходной, пуговицы в ряд
Ярче солнечного дня золотом горят
Часовые на посту в городе весна
Проводи нас до ворот
Товарищ старшина, товарищ старшина

Идёт солдат по городу по незнакомой улице
И от улыбок девичьих вся улица светла
Не обижайтесь девушки но для солдата главное
Чтобы его далёкая любимая ждала

А солдат попьёт кваску купит эскимо
Никуда не торопясь выйдет из кино
Карусель его помчит музыкой звеня
И в запасе у него
Останется полдня, останется полдня

Идёт солдат по городу по незнакомой улице
И от улыбок девичьих вся улица светла
Не обижайтесь девушки но для солдата главное
Чтобы его далёкая любимая ждала

Где любимая живёт липы шелестят
И садится в карусель не её солдат
Но другие ни к чему все до одного
Если только верно ждёшь
Солдата своего, солдата своего

Идёт солдат по городу по незнакомой улице
И от улыбок девичьих вся улица светла
Не обижайтесь девушки но для солдата главное
Чтобы его далёкая любимая ждала

Идёт солдат по городу по незнакомой улице
И от улыбок девичьих вся улица светла
Не обижайтесь девушки но для солдата главное
Чтобы его далёкая любимая ждала


Пока он пел, мы шли и молчали, хотя очень хотелось смеяться, так как выглядел наш прапорщик комично. Ровнейко закончил и попытался нас заставить петь эту песню, естественно мы не запомнили слова… в итоге было решено, что он передаст слова командирам взводов и к завтрашнему утру все уже должны будем знать песню.
В этот раз наша рота подошла к столовой немного раньше, чем было нужно и пришлось ждать, когда можно будет позавтракать. Вот Ровнейко вышел из здания и сказал, что мы можем заходить. Мне хорошо, я командир первого отделения первого взвода, поэтому захожу одним из первых и могу выбрать себе любое место за любым столом… к счастью нас не заставляли садиться строго со своими отделениями. Вы не поверите, но на завтрак опять была вареная перловка, опять было по два кусочка хлеба и по полкружки чая… Если нас так будут кормить всегда, мы точно с ума сойдем!   
После завтрака мы отправились продолжать ставить палатки, нам сказали, что через неделю сюда привезут около восьми сотен человек и что мы должны за эту неделю поставить для всех палатки. Работы предстоит много, так что мы сразу же принялись за дело. Прошло пару часов, и Ровнейко отдал команду всем построиться в том месте, где мы с утра строились. Как я понял, это будет теперь обычным местом нашего сбора. Мы построились и из палатки, в которой ночевал наш бравый прапорщик, вышли Данилко, Маминов и Малентыш, последний тоже был подполковником с нашей кафедры, он даже был заместителем начальника кафедры, но пока не показывал, зачем поехал с нами на сборы… видимо, просто так был положено.
Маминов обратился к нам с речью, любят эти военные поговорить…
- Товарищи студенты, старшина сказал мне, что на утреннем построении возникли сложности. Я еще раз повторяю вам, мы здесь никого насильно не держим. Если вас что-то не устраивает, то вы в любой момент можете отправиться домой. Зачем вам мучаться? Есть желающие уехать домой сегодня?
Все стоят и молчат. Конечно, какой дурак скажет, что хочет домой? Ведь прошел всего один день в армии…
- Если желающих уехать нет, то настоятельно рекомендую вам привыкнуть к тому, что вы в армии и не устраивать больше проблем. Иначе вас уже и спрашивать никто не будет, просто выгоним со сборов и всё!...А теперь о главном, для чего мы вас здесь собрали. Как вам уже говорили, будут проводиться полномасштабные сборы солдат и офицеров запаса. Также будут проводиться стрельбы из всех видов орудий, имеющихся в части. Это касается и нашего зенитно-артиллеристского комплекса С-60. Для того, чтобы обучить всех запасников управлению нашим комплексом нам необходимо четыре человека, которые предстоящую неделю будут заниматься подготовкой к ведению теоретических и практических занятий по радио - приборному комплексу и конечно по самим пушкам. По итогам учебы на кафедре, я смог выбрать только троих, я называю фамилию, вы выходите из строя: Косулин, Горшков, Волощук… Кто хочет стать четвертым? Есть желающие?
Рота стоит и смотрит непонимающе на Маминова, какие могут быть желающие? Ведь все два года, которые мы должны были потратить на изучение ЗАК С-60… все это время никто ничего не учил, разве кто-то может вести занятия по этой теме? Кстати, если вы не помните, то моя фамилия Волощук и меня назначили в эту группу “добровольцев”… даже не знаю, радоваться или огорчаться этому обстоятельству.
- Я хочу быть четвертым!
Так, кто это у нас? Парень из другого взвода, не знаю, как его зовут.
- Фамилия?
- Шатурин.
- Выйти из строя!
Шатурин вышел из строя, а Маминов продолжил:
- Еще нам нужен человек с красивым почерком, у кого почерк хороший?
- У меня.
- У тебя хороший почерк, Лесин?
- Так точно товарищ подполковник!
- Хорошо, вы четверо, идете за мной, Лесин идет с подполковником Малентышем, а остальные остаются под командованием Ровнейко.
Вот уж действительно неожиданность. Конечно, на военной кафедре у меня были практически одни пятерки, но не потому, что я все учил… Дело в том, что у меня хорошая память и было ко мне хорошее отношение преподавателей. В общем, меня никогда не спрашивали первым. Например, задают какой-то вопрос и называют фамилию студента,  пока тот пытается что-то ответить, я быстренько нахожу в книге нужный материал и читаю его. Этому ставят двойку, спрашивают еще одного то же самое, я тем временем продолжаю изучать материал… Опять двойка и спрашивают меня, я отвечаю на пятерку, так как только что все прочитал и запомнил. Технология проста. Как вы понимаете, запомнить все надолго я не мог, и задали бы меня на следующем занятии этот же вопрос, я бы не ответил. Но главное же создать видимость, пускай все думают, что я все знаю…
А насчет нашего комплекса ЗАК С-60, даже не знаю, что про него сказать… В принципе, он практически бесполезен, так как его дальность боя и высота боя слишком малы, чтобы противодействовать современной авиации, нас два года учили разбираться в том, что уже тридцать лет никому не нужно… и ведь это не только у нас в университете, много где подобная ситуация. Неужели об этом не знают наши главные военные чиновники?

 

разговоры жителей

vk.com