Рожденный викингом
Глава 4. Погоня
Виталий Галущак - Рожденный викингом

Лейф вместе с несколькими воинами охотился на юге земель своего племени, когда к нему прискакал гонец.

- Вождь, случилась беда! – Воин замялся под суровым взглядом Эриксона.

- Что случилось? Говори!

- Твою жену похитили…

Лейф ждал чего угодно нападения неприятеля, засухи, наводнения или пожара, любой беды, кроме этой.

- Когда это случилось?!

- Вчера утром, наши люди бросились в погоню, а я отправился к тебе.

- Как ее могли похитить? Что в это время делали Бьерн с Тибальдом?! Я с них шкуру живьем сдеру!

- Они не виноваты, Лейф, Марика пошла купаться и сама заплыла слишком далеко к другому берегу, где ее и поджидали похитители.

- Что еще ты мне расскажешь? Что еще известно?

Все эти вопросы вождь задавал уже по пути к поселению, воинов он оставил охотиться здесь, так как пропитание добывать все равно надо было, а в этом месте было замечено большое стадо кабанов.

- Тибальд говорит, что похитители были из племени кайюга, то есть они соплеменники Марики.

- Даже так. Кто посмел такое сделать? Их надо найти во что бы то ни стало!

Эмоций Лейфа сейчас хватило бы на сто человек, он до сих пор не мог понять, как это произошло?  Самое главное, почему произошло. Кого подозревать? А что будет, если группа, отправившаяся преследовать похитителей, собьется со следа? Нельзя так думать! Все должно быть хорошо, Марика найдется…

---

Лейф пробыл в пути почти сутки, не смыкая глаз, и только сейчас добрался до поселения викингов. Здесь его встречал отец Марики:

- Как же так произошло, Лейф? Как твои люди не доглядели за моей дочерью?

В словах старика было столько боли и отчаяния, что те шальные мысли по поводу причастности отца Марики к похищению, которые возникали у Эрикосна в пути, сразу же пропали.

- Мне сказали, что похитители были из твоего племени, что ты можешь на это сказать?

- Я не представляю, кто бы мог это сделать, но к сегодняшнему вечеру мои люди должны будут собрать информацию о том, кто и где находится из моих соплеменников. Тогда будет ясно, кого можно подозревать и можно ли вообще кого-то из моего племени обвинять в этом поступке.

- Я не могу ждать до вечера, мне надо отправляться в погоню за похитителями, я и так потерял слишком много времени.

- Лейф, тебе в любом случае надо немного отдохнуть, да и твоему коню тоже. Поешь, поспи пару часов, может к тому времени мои люди уже прибудут с вестями. А если не успеют, тогда отправишься в путь, но уже полный сил.

- Я не могу даже думать об отдыхе, все равно не усну!

- Ты просто подумай, что в изможденном состоянии у тебя намного меньше шансов помочь Марике, но решать в любом случае тебе.

Вождь викингов хотел было уже отбросить все сомнения и ринуться в погоню, но разум взял верх над чувствами. Действительно, в таком состоянии ему будет очень сложно догонять похитителей. Лейф уже сейчас чувствовал, что его глаза от напряжения готовы лопнуть, голова очень тяжела и само тело плохо слушается. К тому же, скоро наступит ночь и в таком состоянии будет очень сложно передвигаться по лесу ночью, есть большая вероятность заблудиться.

- Ты прав, мудрый вождь, мне необходим небольшой отдых. Буду надеяться, что твои гонцы с информацией прибудут сюда в самое ближайшее время.

- Правильное решение, Лейф, как только гонцы прибудут, я сразу же велю тебя разбудить, если ты к тому времени еще будешь спать.

- Хорошо.

Эриксон отправился в свой дом, где, не раздеваясь, завалился на кровать и сразу уснул.

Проснулся вождь от громких криков в поселении, судя по всему, спал он совсем не долго, так как было очень темно, только наступила ночь. Кричала какая-то женщина, Лейф сначала не мог разобрать. Что именно она кричит, но когда прислушался, услышал слова:

- Я ни в чем не виновата, я ничего не знаю!

Вождь встал с кровати и вышел из дома на улицу, женщину как раз подвели к его дому.

- Чего ты не знаешь? – спросил он у девушки.

- Я не знаю, куда делся мой брат Облихатор, меня обвиняют в том, что я помогала ему похитить твою жену, вождь.

Как только девушка упомянула о Марике, лицо Лейфа побагровело, он приблизился к ней и с едва сдерживаемой яростью в голосе спросил:

- Твой брат похитил мою жену?

- Так мне сказали, но я не знаю, правда ли это.

- Кто тебе об этом сказал?

- Старейшина нашего племени Кариока сказал, что Облихатор вместе с нашими родителями пропал уже достаточно давно. Кто-то из воинов рассказывал, что перед тем, как исчезнуть, он говорил о какой-то заслуженной лучшей жизни, о том, что его судьба в его руках. Они думают, что он имел в виду как раз похищение Марики. Ведь очень давно наши родители договорились с вождем, что когда Облихатор и Марика вырастут, они станут мужем  женой.

Лейфа все больше удивлял рассказ девушки, он о таком договоре слышал впервые, сама Марика никогда ему этого не рассказывала.

- Почему же твой брат и родители исчезли, а ты осталась? Неужели они бросили тебя?

- Я не могу ответить на этот вопрос. Может быть, брат посчитал, что я буду обузой или просто не хотел в это вмешивать. К тому же, я никогда бы не согласилась участвовать в похищении человека, а родители, наверное, чувствовали свою вину за то, что Облихатор не стал мужем для Марики и поэтому согласились ему помочь.

Похоже, девушка действительно была невиновной, у Лейфа всегда хорошо получалось разгадывать замыслы людей, и он мог легко распознать, когда его пытаются обмануть, а когда говорят правду.

- Как тебя зовут?

- Меня зовут Лея.

- Лея, возможно, я тебе поверил, но ты в любом случае отправишься вместе со мной и моими воинами в погоню за похитителями. Вполне возможно, твоя помощь нам еще пригодится.

- Как скажешь, вождь, я понимаю твое решение.

Лейф обратился к воинам, сопровождавшим Лею:

- Позовите сюда вашего вождя, мне необходимо с ним поговорить.

Один из воинов бегом побежал в сторону дома, в котором находился отец Марики. Он пришел достаточно быстро и был в весьма возбужденном состоянии:

- Лейф, мои люди сказали мне что похититель – это человек из нашего же племени. Мне очень печально осознавать этот факт, и когда мы поймаем Облихатора, его ждет самое суровое наказание.

- Его сестра сказала, что ты с родителями Облихатора много лет назад договаривался о том, что он и Марика станут мужем и женой. Это правда?

Отец Марики замялся, но все-таки ответил:

- Да, это правда.

- Почему же ты, имея такую договоренность, отдал свою дочь замуж за меня?

Ответ с трудом вырвался из уст старого вождя:

- Марика моя единственная дочь, мне очень тяжело было вот так сразу отдавать ее замуж за незнакомого человека, но ситуация была очень сложной, племя онайда хоть и не объявляло нам войну, но постоянно держало в напряжении. Я не мог быть спокоен ни за одного человека из нашего племени, а тут появился ты, большой и уверенный в себе, вождь таких же больших и уверенных людей. Я подумал, что, выдав дочь за тебя замуж, обеспечу своему племени безопасность. Я ни в коем случае не руководствовался личными интересами. В итоге жизнь показала, что я был прав. После объединения наших народов, племя онайда перестало беспокоить нас, мы стали жить в мире и пропала та напряженность, которая угнетала и меня, и весь мой народ. К тому же, Марика еще не знала о той давней договоренности, что она должна стать женой Облихатора, я держал это в тайне от нее. Ты, Лейф, понравился моей дочери, и это тоже повлияло на мое решение забыть о старых договоренностях и жить сегодняшним днем

- Я понимаю тебя. Ты действовал на благо своего народа, но если человек дает слово, его надо держать. По крайней мере, ты должен был мне все рассказать раньше, но теперь былого уже не вернуть. Я оставляю здесь за старшего Харальда. Все вопросы решай через него, а мне пора в путь, я и так потерял  много времени.

Кроме сестры Облихатора, попутчиком Лейфа стал Свен Исаксон. Этот молодой воин был одним из самых лучших следопытов среди викингов, а брать с собой кого-то еще из племени кайюга после последних событий вождю викингов не хотелось.

Переправившись по броду через реку, трое спутников углубились в лес. Путь их лежал в сторону севера. В ближайшие пару дней будет понятно, куда им направляться, а дальше была неизвестность. За то время, которое викинг прожили на этой земле, Эриксон достаточно хорошо узнал все окрестности. Из рассказов Марики и других людей, он примерно знал, где живут другие племена, какова их численность и другие детали. Сейчас они ехали на лошадях по землям, на которых жили и охотились кайюги, дальше в сторону от моря расположились земли племени онайда. На севере, куда сейчас и направлялся небольшой отряд Лейфа, земли были ничейными. Там были не самые лучшие условия для проживания, и пока всем места хватало на юге и в срединных землях, поэтому на север никто не переселялся.

- Лейф, мне очень печально осознавать, что мой брат доставил тебе столько горя и тревог.

Эриксон внимательно посмотрел на Лею, кажется, она сейчас говорила искренне.

- Ты в этом не виновата, это было его решение.

- Что ты с ним сделаешь, когда настигнешь?

- Для начала надо его догнать…

- Я не сомневаюсь, что тебе это удастся, ты очень целеустремленный и выносливый.

- Твой брат, наверное, тоже не просто вышел погулять. Он молод, у него тоже есть своя цель, в чем-то я его даже понимаю…

- Его легко понять, Марика очень красивая, Облихатор грезил о ней много лет, вот ему и не удалось совладать с собой.

- Не надо его оправдывать, его поступку нет оправдания.

Лея замолчала, она не знала, что еще сказать. В ее душе шла борьба: с одной стороны, она понимала, что Лейф прав, с другой стороны Облихатор был ее родным братом, и девушка хотела ему помочь.

Свен тем временем напряжено всматривался в следы, чтобы их отряд двигался в правильном направлении. У него была своя точка зрения на ситуацию. Ни один викинг не совершил бы такой подлый поступок, какой совершил этот юнец. Одно дело, когда ты похищаешь жену вождя своих врагов и другое дело – похищение жены вождя своих союзников. Есть только одно решение, которое надо будет принять, когда они настигнут Облихатора – надо будет убить этого зарвавшегося юнца. Не понравилось Свену и то, что Лейф решил взять с собой Лею. Он не понимал, зачем это надо было делать, проще было оставить ее под охраной в поселении. Но Исаксон слишком уважал своего вождя, чтобы давать ему советы, поэтому он всю дорогу молчал и прокладывал путь.

Выехали они, когда солнце только начало подниматься над горизонтом. Сейчас уже было далеко за полдень, а они все ехали и ни разу не остановились. Эриксон решил, что надо дать коням немного передохнуть:

- Свен, давай остановимся ненадолго вот на этой поляне, надо немного отдохнуть и подкрепиться.

- Хорошо, вождь.

Лея ничего не сказала, но тоже спустилась с лошади на землю и стала кушать заранее приготовленную пищу. Все трое ели пищу, которую кайюга готовят специально для путешествий: спрессованные засушенные плоды растений. Для того чтобы разводить костер и готовить на нем какую-то дичь, времени не было.

---

Облихатор, его пленница и люди из племени онайда уже два дня ехали на север. Конечно, похититель очень переживал. При этом он больше переживал не из-за того, что его могут догнать и наказать за содеянное, а из-за того, как ему придется налаживать отношения с Марикой. Облихатор был одержим дочерью вождя своего племени, иначе он никогда бы не пошел на такой отчаянный шаг. Передвижение на конях по лесу не могло быть быстрым, но без них было бы еще хуже, так как кони намного выносливее, чем люди, и они могут идти безостановочно весь день.

Тем временем, Торпентор тоже размышлял, но совсем о другом. Пока что было непонятно, приведет их затея к тому, чего они хотели или все это будет безрезультатно. Когда вся группа остановилась на очередной привал, Торпентор обратился к Облихатору:

- Думаю, пришла пора нам отправиться своей дорогой, и вам своей. Здесь нейтральная территория, ни одно племя здесь не охотится, поэтому вы не должны испытать никаких проблем, передвигаясь на север. А нам пора отправляться домой. Мы выполнили свое обещание и помогли тебе, Облихатор.

- Спасибо, Торпентор. Как я уже говорил, вы можете полностью на меня рассчитывать. Я у вас в долгу, у всего вашего племени.

- Да, так и есть. Мы будем помнить об этом. Надеемся, и ты не забудешь.

- Не забуду.

- Хорошо. Тогда я и мои люди покидаем вас.

Торпентор попрощался со своим временным союзником и отправился в сторону стана своего племени. Облихатор через небольшой промежуток времени также направился в северную сторону вместе со своей пленницей. Он планировал передвигаться таким образом еще пару дней, после чего можно было подумать о том, чтобы найти место для обустройства. Сейчас очень пригодился бы дождь, который помог бы замести следы. Конечно, Облихатор был достаточно опытным воином и охотником, поэтому он использовал многие хитрости для того, чтобы его следы было найти как можно более трудно. При каждом удобном случае он направлял свою лошадь по мелководью, чтобы следы не оставались на берегу. Но слишком злоупотреблять этим тоже было нельзя, так как лошадь им нужна была здоровой и невредимой. За все время поездки Марика не проронила ни звука.

Прошло еще два дня. Марика так и молчала, не проронив ни слова. Облихатор становился все более хмурым и угрюмым. Эйфория от похищения постепенно проходила, и он начал осознавать, что натворил. В частности этот храбрый воин племени кайюга понял, что никогда не будет счастлив. В своих мечтах он фантазировал, что Марика со временем забудет прошлого мужа и будет любить его, но сейчас он начинал понимать, что этого никогда не произойдет. Они неспешно передвигались по лесу, изредка выходя на равнину с участками без деревьев, где можно было ускориться, после чего опять заходили в лес, и лошадь вновь шла шагом. С каждым шагом лошади Облихатор все больше думал о будущем, причем думы эти были невеселые. Наконец, он решил, что пришла пора найти место, где можно будет поставить свой дом. Для начала, конечно, это будет небольшой шалаш, но места здесь достаточно прохладные, особенно когда наступает зима, поэтому постройка дома в любом случае ему предстоит. Все намного усложняется из-за того, что Марику никак нельзя оставить одну. Облихатор понимал, что она при первом удобном случае решится бежать в обратном направлении, даже с учетом того, что она не очень представляла, куда именно ей надо будет бежать. Вот он нашел хорошую небольшую полянку в глуби леса, неподалеку от которой протекала небольшая речка. Это место было очень хорошо скрыто, и вряд ли кто-то найдет их здесь. Облихатор затормозил коня и обратился к Марике:

- Марика! Хочешь ты этого или нет, но теперь тебе предстоит жить со мной. Сейчас я хочу заняться обустройством нашего с тобой жилья. Для начала это будет шалаш, где мы могли бы ночевать. Некоторые вещи на первое время у меня есть, поэтому нам будет достаточно удобно. Марика, я люблю тебя! Ты можешь это понять?

Облихатор начал нервничать и повысил голос, так как в ответ не услышал ни слова, а лишь поймал на себе очень злой, полный ненависти взгляд своей пленницы. При этом он понимал, что чего-то другого ожидать ему сложно.

Конечно, у Марики тоже были мысли относительно всего происходящего. Она думала, что никогда не разделит ложе со своим похитителем, она лучше умрет, но не допустит такого. Тем более, она носила ребенка Лейфа, до рождения которого оставалось еще пара месяцев. Но вопреки мнению Облихатора, Марика не собиралась никуда бежать, потому что понимала, что в лесу одна, беременная, со связанными руками она долго не протянет, и не факт, что Лейф сможет ее найти. Даже больше было шансов, что муж найдет ее, если она останется рядом с Облихатором, ведь наверняка его будут вести лучшие следопыты племени кайюга и племени викингов по отпечаткам лошадиных копыт. Облихатор что-то говорил ей. Она его игнорировала, никак не воспринимала его слова, даже не понимала, о чем он говорит. Он заметил это и прекратил свой монолог, а просто пошел к близлежащим деревьям и начал готовить материл для того, чтобы сделать шалаш. При этом воин не сводил глаз со своей пленницы, боясь, что она вот-вот бросится бежать. Но Марика просто сидела на циновке, понурив голову. Облихатор немного успокоился и даже позволил себе углубиться подальше в лес. Марика так и продолжала сидеть, не двигаясь. Тогда бывший воин племени кайюга совсем успокоился и принялся готовить материал для сооружения шалаша так, будто он был у себя дома в абсолютно дружелюбной обстановке.

---

Погоня за похитителями и Марикой продолжалась уже четвертый день. Лейф был истощен в первую очередь эмоционально. Физических сил у него оставалось все еще очень много, но настроение было не из радостных. Его жену похитили, и с каждым днем становилось все более понятно, что найти ее быстро вряд ли удастся. Скорее всего, нагнать похитителей не получится. Свен сделал все, от себя зависящее, чтобы не потерять след, и все уловки похитителей раскрывал до поры до времени. Но затем прошел достаточно сильный дождь, смывший все следы. Найти что-то теперь стало невозможно. Они еще какое-то время пытались напасть на след, но все это было тщетно. К сожалению, Марику и ее похитителей догнать  не удалось.

Когда прошло 7 дней с момента выезда в погоню, Лейф дал Свену команду отправляться обратно в их поселение.

- Вождь, ты уверен? Может, еще пару дней попробуем поискать? Больше дождей не было, может быть где-то неподалеку все-таки остался их след.

 

- Нет, Свен, не думаю, что есть смысл дальше продолжать погоню. По крайней мере, в составе такой малочисленной группы. Отправляемся в наш поселок. Будем разговаривать с представителями племени кайюга и организовывать отряд, с которым отправимся на поиски позднее. Конечно, Лея не встревала в разговор мужчин. Несмотря на то, что и у них в племени и у викингов женщин уважали, к ним прислушивались, она понимала, что сейчас ее слова будут лишними. Поэтому они просто отправились к себе домой, разочарованные, поникшие и несчастные. По крайней мере, такие чувства испытывал Лейф. Да и Лея со Свеном были не намного бодрее.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 5 из 17

Wilo

Сервис сравнения цен. Найдите лучшую цену на Циркуляционные насосы Wilo

wl-russia.ru