Рожденный викингом
Глава 8. Знакомство с соседями
Виталий Галущак - Рожденный викингом

Гайавата спускался к реке с небольшого холма, на котором стоял их дом. Последний год с отцом они жили в этом месте, и здесь было вполне неплохо: в реке было много рыбы, в лесу немало животных, была хорошая земля для выращивания маиса, а главное - рядом не было людей. В непосредственной близости от их дома не находилось ни одного поселения. Сахем специально выбирал такие места. Именно поэтому им уже два раза приходилось переезжать, так как обитатели этих земель нередко меняют свое место жительства в поисках более плодородной почвы, исчерпав ресурс тех земель, на которых они жили ранее. И так получилось, что за те десять лет, которые Сахем и Гайавата жили вдвоем, дважды рядом с ними начинали обосновываться новые деревни, а для Сахема такое соседство было слишком опасным. По крайней мере, он так оценивал его. Как только такое соседство появлялось, они с Гайаватой сразу же искали для себя новое место жительства, благо территории были большими, и найти уютное местечко для двух человек было не так сложно.

Спустившись к реке, Гайавата начал проверять ловушки, которые он вчера поставил на лосося. Всего было поставлено четыре ловушки, и в двух из них находилась рыба. Не самая крупная, но для вкусного ужина она вполне подойдет. Мальчику нравилась такая жизнь. Он чувствовал себя счастливым, потому что каждый день занимался любимым делом: рыбачил, охотился, помогал отцу возделывать землю, выращивая различные культуры. Они жили дружно, всегда были сыты, им было что надеть. В общем, жизнь удалась. Конечно, иногда Гайавате не хватало общения, тем более, что Сахем – его отец – был не очень многословен. Например, мальчика всегда интересовало, почему у него рыжие волосы, а отец никогда не объяснял, в чем причина. Он лишь говорил, что таким Гайавату родила мама, и что если у него рыжие волосы, то это хороший знак. А почему это хороший знак, Сахем не уточнял. Да и вообще, хоть отец и отвечал на вопросы мальчика, тому всегда хотелось знать больше. Например, ему хотелось знать, почему они живут в таком месте, где нет других людей. Гайавата помнил, что пару раз рядом с ними появлялись деревни, но, они сразу же переезжали жить в другое место, не оставаясь рядом с этими деревнями. И это тоже было для мальчика загадкой.

Проверив ловушки для рыб и отнеся улов в  дом, Гайавата взял свой лук, который ему сделал отец и отправился в лес. В принципе, сейчас не было большой необходимости в  добыче какого-нибудь зверя для пропитания, так как еды было много. Той же рыбы  хватит на два дня. Но Гайавата просто любил брать свой лук, чтобы чувствовать себя в безопасности и ходить по лесу, изучая его. Он не знал названий многих растений, так как Сахем никогда не был специалистом по этой части, но все равно любил изучать окружающий мир, как и все дети его возраста. Еще в прошлом году отец не отпускал его далеко от дома одного и вообще старался постоянно находиться вместе с ним, но в этом году все изменилось. Теперь отец позволял Гайавате охотиться в одиночку, так как считал, что тому надо уже становиться самостоятельным, чтобы он мог себя прокормить, если с Сахемом что-нибудь случится.

Гайавата шел по лесу, активно оглядываясь по сторонам и пытаясь увидеть что-нибудь новенькое, что он еще никогда не видел. Ведь так интересно узнавать какие-то новые  грани окружающего тебя мира! Удалившись от дома достаточно далеко, мальчик начал даже немного переживать, что в этот раз он слишком увлекся своей прогулкой. Он уже было решил развернуться и направиться в сторону дома, как услышал в дали чей-то смех. Конечно же, Гайавате  было интересно узнать, кто это там смеется, тем более, что людей он не видел уже целый год. Мальчик очень аккуратно начал передвигаться в ту сторону, откуда донесся смех. А тот все не прекращался. Он был таким задорным, что Гайавата даже сам улыбнулся. Вот он очень осторожно приблизился к небольшой поляне и увидел, как девочка, примерно его возраста, смеется над мальчиком, который пытался поймать небольшую птичку, а она очень умело уворачивалась от него, не улетая при этом. Девочка смеялась и говорила:

- Скорее, скорее, поймай ее! Ну почему же ты не можешь это сделать? Настухай, поймай, поймай птичку!

- Ватанэй! Я пытаюсь, у меня не получается. Попробуй сама.

- Но ты же обещал мне поймать этого дрозда, помнишь? Тебя за язык никто не тянул.

- Откуда я знал, что он такой шустрый? Ты же знаешь, я уже много раз ловил других птичек, а этот дрозд какой-то странный, с ним явно что-то не так.

- Это просто ты слишком много кушаешь и стал нерасторопным, - сказала девочка и вновь засмеялась.

Гайавата улыбнулся, услышав эти слова. А птица, уверенно избегавшая поимки со стороны Настухая, видимо удовлетворившись своей непобедимостью, взлетела и направилась куда-то вдаль.

- Ну вот, так и не поймал ты мне эту птицу. А ведь обещал.

- Ватанэй! Другую я тебе точно поймаю. Ты же знаешь, я свои слова держу.

- Ладно, что с тобой делать. Действительно, в следующий раз повезет. Пойдем домой, а то мы уже давно гуляем, мама будет волноваться.

- Она же знает, что ты со мной – чего ей волноваться. Я тебя защищу.

- Конечно, ты защитник, но мы где-то далеко и так долго. Мама все равно нервничает из-за этого. Сам подумай.

- Не понимаю я, чего ей нервничать. Ладно, пойдем домой, раз ты этого хочешь.

Мальчик с девочкой отправились в противоположную от Гайаваты сторону, а тот продолжал красться вслед за ними. Они прошли около двухсот шагов, и лес закончился, уступив место достаточно большому полю, на котором находились около тридцати домов. Это была небольшая деревня племени онондага. Но Гайаваита пока еще не знал, чья это деревня. Он не смог продолжать наблюдать за Ватанэй и Настухаем, так как боялся выдать себя. Когда дети уже были в своей деревне, Гайавата развернулся и побежал в сторону своего дома. При этом он не хотел рассказывать отцу о том, что увидел, так как боялся, что ему снова придется переезжать, а Гайавате этого очень не хотелось – ему нравилось жить здесь.

 

-- -- --

 

Сахем готовил на костре рыбу, которую его сын принес утром с реки, проверив ловушки. Гайавата действительно был для Сахема сыном, несмотря на то, что настоящий отец мальчика был совсем другим человеком. Но когда ты растишь ребенка, начиная с самого первого его дня, да еще и один, невозможно не привязаться к нему всей душой. К тому же, первый год жизни Гайаваты был очень сложным, ведь ему необходимо было материнское молоко, которого не было. Женщины в племени Сахема, когда у них не было молока, делали для своих детей сок из ягод и трав, который наливали в бизоний пузырь, приспособленный под детский рожок, напоминающий по форме материнскую грудь. И Сахем предусмотрительно запасся им, чтобы кормить ребенка. Также Сахем варил пюре из кукурузы, которое было хорошим заменителем молока. Конечно, этого могло не хватить для того, чтобы Гайавата выжил. Но он все-таки смог зацепиться за жизнь, чему воин из племени мохоков был очень рад.

Несмотря на свою замкнутость, где-то даже грубость своего характера, Сахем сильно привязался к мальчику, тем более, что другой семьи у него не было. Мальчик для него стал буквально всем. Поэтому, как только рядом появлялись какие-то другие люди, Сахем сразу же бежал оттуда. Он боялся, что их идиллия будет разрушена, что у Гайаваты появятся другие люди, с которыми тот захочет больше общаться, соответственно меньше уделяя времени Сахему, а то и вообще оставив его одного, как только немного подрастет. С другой стороны, Сахем понимал, что всю жизнь невозможно жить именно так, что Гайавате надо дать шанс на счастливое будущее. Если же мальчик  вырастет до возраста мужчины, живя и общаясь только с Сахемом, ничего хорошего не получится. Поэтому воин из племени мохоков дал себе слово, что если вдруг рядом с ними вновь появится какая-нибудь деревня, в этот раз они не будут сразу же бежать в поисках жизни в другом месте, а для начала хотя бы попробуют наладить диалог со своими соседями. Вдруг, рядом с ними можно будет вполне неплохо жить, а то и вообще поселиться вместе с этими людьми в деревне.

Рыба была уже почти готова, когда в доме появился Гайавата.

- Где ты был, сын?

- Я ходил в сторону заката, гулял по лесу.

- Гайавата! Сколько раз я говорил, что гулять по лесу бесцельно не подобает воину. Если ты гулял по лесу, надо было, хотя бы, охотиться.

- Но зачем? У нас же есть еда. Я не понимаю, зачем надо лишний раз убивать животных.

- Это надо для того, чтобы оттачивать свое мастерство охотника. Об этом я тебе тоже говорил.

- Я помню, отец. Но мне кажется, лучше оттачивать мастерство охотника, стреляя из лука по деревьям, например, или по каким-то другим менее крупным целям. Просто вставать подальше и стрелять в них.

В последнее время Гайавата  все чаще начинал спорить с Сахемом. Тому это не нравилось, но он понимал, что у мальчика уже формируется мужской характер, и его сознание начинает соответствовать этому. То есть у Гайаваты появляются свои убеждения, свои принципы и какая-то своя общая жизненная позиция. Например, что  для Сахема было странным, его сын считал охоту не ради еды, а ради улучшения своего мастерства, ненужным занятием и даже плохим. Откуда в нем это было? Наверное, от мамы. Хотя Сахем не очень хорошо знал, какой была Марика, но она создавала впечатление очень доброй девушки.

- Хорошо, Гайавата. Сейчас будем кушать. Что нового ты увидел в лесу?

- Ничего, - быстро ответил Гайавата. Пожалуй, был даже слишком быстрый ответ, но Сахема он не насторожил, так как он не ожидал никаких подвохов от своего сына.

- То есть никаких новых растений ты не заметил в этот раз?

- Нет, отец.

- Ну, хорошо. Завтра предлагаю поработать на нашем небольшом поле. Надо убрать лишнюю траву с него, чтобы она не мешала расти кукурузе.

- Отец! Мне кажется, кукурузе вообще мало что может помешать расти – она такая мощная.

- Это ты так думаешь. Если за ней не ухаживать, то она уже не будет такой мощной.

- А я хотел завтра опять пойти погулять по лесу. Сегодня было просто уже поздно, и мне показалось, что там какие-то деревья были, которые я еще не видел – хотел посмотреть их.

- Гайавата! Мы тут будем жить еще долго, так что ты успеешь посмотреть на те деревья.

- Но я хотел завтра это сделать.

Все-таки мальчику было 10 лет, и это сказывалось. Иногда он не то чтобы капризничал, но пытался это делать. Сахем старался на корню пресекать такие попытки своего сына, так как считал, что подобное поведение отдаляет его от того момента, когда Гайавата станет мужчиной в полном смысле этого слова.

- Сын, сколько раз я тебе говорил, что сначала надо делать важные и нужные дела, а потом можно потратить свое время на развлечения.

- Много раз говорил.

- Так почему же ты со мной споришь? Или у тебя есть какие-то веские причины, чтобы завтра вновь пойти в ту сторону леса?

- Хорошо, как скажешь. Я могу пойти туда и в другой день.

- Ты не ответил на мой вопрос. У тебя есть такие причины?

Обманывать отца было плохо, да и не умел Гайавата это делать - он мог лишь немного не договаривать. Но когда Сахем так насел на него, мальчик не мог не признаться, хоть и боялся, что им вновь придется отправляться жить  в другие места.

- Просто я сегодня увидел новую деревню в той стороне, хотел понаблюдать за ними завтра.

Сахема эта новость, конечно, насторожила, и его удивило, что Гайавата пытался скрыть от него то, что он сегодня обнаружил.

- Почему ты не сказал мне сразу об этом?

- Я боялся, что ты снова скажешь, что нам надо собирать вещи и искать новое место для жизни.

- Ты считаешь, что нам надо так сделать?

- Я хотел бы остаться здесь, отец. Почему мы не можем жить рядом с этими людьми?

- Гайавата, я не говорю, что мы не можем жить рядом с этими людьми. Пока мы никуда не собираемся, но нельзя так беспечно вести себя. Вдруг, они настроены воинственно по отношению к незнакомцам, вдруг это наши враги? Хотя, я устранил все опознавательные знаки, которые могли отнести нас к какому-либо из племен, но для многих воинов незнакомые люди сразу же становятся врагами, без выяснения, кто они, какие и откуда взялись. Ты понимаешь, что опасно следить за ними? Вдруг тебя обнаружат? Что с тобой сделают?

- Отец, я сегодня видел, как играли мальчик с девочкой. Они были в лесу, рядом с ними не было взрослых. Они спокойно гуляли, играли. Вряд ли они бы делали это, если бы в поселении жили люди, которые враждебно относятся к окружающим.

- Почему нет. Они просто не знали, что тут есть кто-то еще, поэтому и вели себя так спокойно. В общем так, Гайавата. Завтра мы с тобой не будем заниматься кукурузой. Завтра мы пойдем к этой деревне и попробуем узнать, что это за люди, и можно ли нам иметь с ними дело.

 

-- -- --

 

Наступил следующий день. Гайавата и Сахем, позавтракав, отправились в сторону деревни своих новых соседей. Сначала они шли очень быстро, но чем ближе было поселение, тем медленнее становился их шаг. И вот Гайавта тихо скал отцу:

- Сейчас будет небольшая полянка, потом еще немного деревьев и затем уже будет большое поле, где находится деревня.

- Хорошо, сын. Тогда надо идти осторожно. Внимательно смотри по сторонам. Вдруг мы наткнемся  на кого-нибудь. В лесу  не желательно это делать, так как нас могут принять за врагов.

Гайавата очень внимательно смотрел по сторонам, продолжая продвигаться вперед, но никого в лесу, кроме них с отцом не было. Вот они уже подошли к самому краю леса, откуда деревня была видна как на ладони. Немного поодаль от поселения протекала небольшая речка, и несколько человек находились сейчас в реке, Явно это были рыбаки, которые проверяли ловушки и охотились на рыбу с помощью больших деревянных крючков в форме рогатки. Сахем с такого расстояния не мог определить, какое именно племя перед ними, а подойти ближе не было возможности, так как их сразу бы обнаружили. Тогда он сказал Гайавате:

- Будем ждать, пока кто-нибудь из этих людей не пойдет в нашу сторону. Мне надо посмотреть, кто они такие.

А про себя Сахем подумал: «Было бы хорошо, если бы это были не мохоки». Его сородичи были весьма воинственными, и Сахему не хотелось бы вновь жить вместе с ними. Несмотря на свой грозный внешний вид и суровый характер, он не любил войну, а предпочитал мирную жизнь. Ждать пришлось не очень долго. Группа из трех человек вышла из одного дома и направилась как раз в ту сторону, где находились Гайавата с Сахемом. Они сразу же переместились немного в сторону, чтобы не встать на пути этих людей и не попасться им на глаза, и подождали, пока охотники углубятся немного в лес, явно в поисках какой-нибудь дичи.

- Что скажешь, отец? Это хорошие люди или плохие?

- Скорее всего, это люди племени онондага. Они не очень воинственны, по крайней мере были такими раньше, поэтому я думаю нам можно попробовать познакомиться с ними. Но как это сделать?

- А почему бы не пойти сразу в деревню?

- Я боюсь, что мои бывшие сородичи могут воевать с племенем онондага, хотя я сейчас не выгляжу, как представитель племени мохоков, но по моей речи все равно могут узнать, кто я такой?

- Что же нам делать?

- Давай, сначала ты попробуешь с кем-нибудь познакомиться и узнать обстановку. Например, мы можем подождать тех мальчика и девочку, которых ты видел вчера. Наверняка, они снова  придут играть в лес, раз им это так нравится.

- А вдруг не придут, и сколько тогда ждать?

- Гайавата, лучше подождать несколько дней, чем попытаться сделать все и сразу и нарваться  на большие неприятности.

- Отец, они же явно мирные и ничего плохого не сделают, тем более я всего лишь маленький мальчик. Кто будет пытаться сделать мне плохо и зачем?

«Ох уж этот Гайавата», - подумал про себя Сахем. Такой упрямый. Это явно уже от его настоящего отца, потому что Марика упрямой девушкой совсем не выглядела.

- Что ты хочешь, сын? Чтобы я отпустил тебя вот так вот просто к чужим людям?

- Конечно. Я схожу в деревню, все разузнаю и вернусь. Если все хорошо, я и тебя сразу позову познакомиться с людьми.

- Что ты хочешь разузнать? - спросил у сына Сахем. Уже с улыбкой на лице, так как его немного веселила настойчивость и деловитость Гайаваты.

- Я хочу узнать, почему они поставили свою деревню здесь. Почему ушли со старых мест, где жили? Чем занимаются, хороша ли охота, много ли рыбы ловится?

- Серьезные разговоры ты хочешь вести. Не слишком ли серьезные для твоего возраста?

- Я уже взрослый, отец.

- Я не спорю. Хорошо, но постарайся не сильно задерживаться и лучше подходи общаться к женщинам – мужчины не такие доброжелательные, как правило.

- Постараюсь, отец.

Гайавата сказал эти слова, уже выйдя на поле и идя в сторону деревни. Сначала он хотел подойти к рыбакам, которые были на реке, тем более, что среди них была и одна женщина. Но потом увидел, что неподалеку от поселения есть возделанная земля, где так же, как и у них, растет кукуруза, и там находилось несколько женщин, которые занимались тем, чем предлагал заняться его отец сегодня: удаляли лишнюю траву, которая мешала кукурузе нормально расти. Гайавата направился в сторону этих женщин. Они достаточно быстро увидели его и начали между собой о чем-то активно разговаривать. Когда мальчик подошел к ним, одна из женщин спросила:

- Мальчик, ты откуда взялся?

- Я пришел оттуда. - Гайавата показал в сторону своего дома. - А вы давно здесь живете?

- Нет. Наша деревня тут всего пару месяцев. А у вас там большая деревня?

Гайавата не договаривался с отцом, как ему отвечать на вопросы, если их ему будут задавать, поэтому он немного замешкался. Вдруг нельзя выдавать, что они с Сахемом живут вдвоем? Но так как мальчику было всего десять лет, он не стал слишком долго раздумывать над этим и решил, что можно рассказать о себе все.

- Мы живем там вдвоем с отцом.

- Вдвоем с отцом? А куда же делись все остальные?

- Я не знаю. Мы все время  с ним вдвоем живем.

Женщина переглянулась со своими односельчанками и сказала:

- То есть, ты сейчас пришел с нами познакомиться?

- Да, я хотел бы узнать, что вы собираетесь здесь делать.

- Мы удаляем лишнюю траву с кукурузного поля.

- Нет, я имел в виду, что вся ваша деревня собирается тут делать?

- Мы собираемся тут жить.

- И долго?

- Скорее всего, да.

- И вы ни с кем не воюете?

- Так вот, что тебя интересует. Конечно, у нас есть враги, но они достаточно далеко. Тут мы воевать не собираемся. А твой отец сейчас где?

- Он здесь рядом, в лесу. Ждет, когда я с вами познакомлюсь.

Женщина улыбнулась и сказала:

- А он тебе что говорил отвечать на вопросы? Наверное, не стоило рассказывать про то, где он находится?

- А мы с ним не договаривались, что мне отвечать, поэтому я не знаю.

- Понятно. Зови своего отца. А я пойду к нашему старейшине, будем организовывать обед в вашу честь. Мы всегда рады новым знакомствам с мирными людьми. Вы ведь тоже ни с кем не воюете?

- Ни с кем не воюем.

- Вот и хорошо.

Женщина отправилась в сторону деревни. Гайавата бегом побежал к лесу, чтобы позвать отца. А другие женщины продолжили удалять лишнюю траву с кукурузного поля.

-- -- --

Когда Гайавата с Сахемом вошли в деревню, их уже встречали несколько мужчин, внимательно оглядывающих гостей с ног до головы. Сахему было немного неуютно, но видно было, что жители этой деревни не настроены враждебно против своих гостей. Вот навстречу им вышел старейшина, возглавлявший поселение. Звали его Нэстэйсакэй.

- Рады видеть вас у нас в гостях. Предлагаю пройти ко мне в дом, где мы сможем пообщаться, да и пообедать. Солнце уже высоко, пришла пора приема пищи.

Сахем ответил:

- И мы рады быть у вас в гостях. С удовольствием пообедаем.

Они вошли в дом старейшины. Люди в деревне, которым тоже интересно было узнать, что это за такие гости, занялись своими делами, так как понимали, что все желающие в дом войти не смогут. Да и приличие требовало, чтобы сначала с гостями пообщался старейшина, а потом могут быть какие-то другие варианты.

- Это ваш сын?

- Да, конечно.

- Я предлагаю, чтобы он поиграл с детьми, а мы поведем взрослые разговоры.

- Хорошо. Гайавата, иди, поиграй с детьми. Его проводят?

- Конечно. Метэйнэй, проводи мальчика.

Женщина, с которой изначально общался Гайавата, сказала:

- Пойдем со мной.

Они вышли, а старейшина продолжил диалог с Сахемом, оставшись с ним с глазу на глаз.

- Как мне сказала Метэйнэй, мальчик рассказал ей о том, что вы живете вдвоем.

- Да, так и есть.

- Как же так получилось?

- Нам пришлось.

- То есть, рассказывать не хотите?

Сахему не очень понравилась такая настойчивость, но он позволил себе немного открыться.

- В той деревне, где я жил, шаман сказал, что  мальчик должен умереть, как и его мама. Она действительно умерла сразу после родов, а мальчика я спас, убежав из деревни.

Получилось даже, что Сахем открылся не немного, а почти полностью. Но, по крайней мере, он не сказал, что это была за деревня, хотя тут уже старейшина удивил Сахема.

- Я даже догадываюсь, откуда вы сбежали. Судя по речи, вы из мохоков.

- Да, я из этого племени.

- А судя по цвету волос мальчика, он не совсем твой сын.

- Он мой сын.

- Но как у такого человека, как ты, мог родиться рыжеволосый ребенок совсем не похожий на тебя?

- Что вы хотите от меня услышать?

- В принципе ты рассказал всю правду. Вот только не сказал, из какого ты поселения, и откуда взялся этот мальчик…

Сахем почувствовал напряжение. Ему уже совсем не нравилась та идея  пообщаться с местными жителями, которая еще недавно казалась вполне нормальной.

- Это мой сын и точка. Если вас не устраивает мой ответ, тогда нам больше общаться не о чем.

Он встал, но Нэстэйсакэй сказал:

- Не надо так переживать и волноваться. Присаживайся, я не хотел тебя обидеть. Просто твои сородичи, мохоки, после того случая в их деревне, когда ее всю вырезали такие вот рыжеволосые, как твой сын, мстят всем вокруг. Именно из-за этого мы вынуждены были  уйти так далеко из своих  привычных земель.

- Что вы имеете в виду, когда говорите про уничтожение деревни?

- Как мне рассказывали другие люди – сам я не был свидетелем, поэтому не могу говорить точно – рыжеволосые вместе с людьми из племени кайюга пришли в деревню племени мохоков в поисках жены вождя и его новорожденного ребенка, изначально похищенных кем-то из племени кайюга. Но там их не оказалось. Причем шаман сказал вождю рыжеволосых, что его жена и сын мертвы. И тогда тот отдал приказ убить всех, включая женщин и детей, но одна женщина все-таки выжила, я уж не знаю каким образом, и вот она все это и рассказала.

- А как же воины, которые были в той деревне?

- Их всех убили сразу.

- Я не знал этого.

- Так вот я и спрашиваю, получается, что шаман обманул нападавшего на него врага? Ребенок вождя рыжеволосых был жив?

Сахему ничего не оставалось, как признаться в этом.

- Да, ребенок действительно был жив. Но я надеюсь, что вы не будете говорить Гайавате обо всем этом? И кто еще знает эту историю?

- Не волнуйся. Эту историю никто, кроме меня, по крайней мере в таких подробностях, не знает. Все-таки мне по статусу положено собирать все новости из всех племен, чтобы обезопасить своих людей. Я одного не понимаю, зачем шаману было обманывать вождя напавших на него людей. Ведь если бы он сказал правду, то мог бы и жить.

- А он сказал правду. По крайней мере, которую он знал сам. Ведь шаман заставлял меня убить ребенка, а я не послушался и сбежал, но при этом я сказал ему, что ребенок был рожден мертвым. Поэтому он и сказал то, что знал.

- Понятно. Ну, да ладно. Мы с тобой выяснили этот вопрос, теперь можно и поесть.

- Подождите! Теперь у меня есть вопрос к вам. Что вы делаете так далеко от своих традиционных земель? Неужели там все так плохо, что пришлось придти сюда жить?

- Там все действительно не очень хорошо. Как я уже тебе говорил, мохоки решили мстить всем вокруг. Ведь они знали, что помимо викингов, так называли себя рыжеволосые, на их деревню напали еще и другие, представители племени кайюга. Они конечно пытались замаскироваться под онайда, но по их речи легко было понять, кто же это на самом деле. Так вот, мохоки начали воевать со всеми вокруг, пытаясь захватить как можно больше земель, уничтожить как можно больше народу. В общем, стали еще более воинственными, чем были раньше. Ты знаешь, что твой народ способен на это.

- Да, это я знаю.

- А немного поодаль от них очень активно вели себя онайда. Они уничтожили всех викингов, перебили  практически всех кайюга и начали подступать и к нашим  землям. И получается, что мы, не начиная войны ни с одним из племен, оказались среди воинственно настроенных соседей. Поговаривают, что онайда в ближайшее время нападет на племя сенеки. Мохоки, завоевав север, обратили свое внимание на юг. По крайней мере, они уже подчинили себе земли гуронов, большинство земель могикан и сейчас собираются сражаться с чероки. В общем, сплошные военные действия. А мы хотим жить мирно. Вот мы и искали такое место, в котором этот мир может существовать как можно более долго.

- Да, за те десять лет, которые мы прожили вдали от людей, мир изменился. Ведь раньше сосуществовали все наши племена? Что случилось, почему все начали пытаться завоевывать друг друга?

- Ну, начали пытаться не все, а онайда и мохоки. А когда ты одерживаешь одну большую победу, появляется кураж и хочется одерживать победу вновь и вновь. Поэтому я совсем не удивлен. Ты ешь, Сахем, ешь. У нас с тобой еще много времени, чтобы поговорить о жизни. Я не буду предлагать тебе сразу переезжать, но думаю, что это было бы логично. Тем более, твой сын нуждается в обществе. Ты же не хочешь, чтобы он рос вдали от людей. Думаю, именно с этим связано ваше желание познакомиться с нами.

- Ты прав, старейшина. А обед вкусный, спасибо.

---

Мэтэйнэй привела Гайавату в свой дом, где в это время находились ее дочь Ватанэй со своим другом Настухаем. Дети любознательно посмотрели на гостя, и мама Ватанэй сказала:

- Знакомьтесь, это Гайавата. Они с отцом живут здесь неподалеку. Это наши соседи.

Настухай был насторожен, а девочка сразу почувствовала доверие к гостю. Она спросила:

- Во что ты любишь играть?

Гайавата даже не знал, что ответить, потому что они с отцом ни во что особо не играли. У них были охота, рыбалка, земледелие. Единственным развлечением для него было изучение окружающего мира, но он не мог сформулировать, что именно ему нравится, так как не знал, как назвать это. Поэтому он просто сказал:

- Я не знаю, мне все интересно.

- И мне все интересно, - ответила Ватанэй. – А ты смог бы поймать маленького дрозда, - спросила она и улыбнулась, а Настухай нахмурился, вспоминая свои недавние промахи.

- Я ни разу не пробовал, но думаю, что смог бы, - ответил Гайавата.

- Но это сложно сделать. Так что ты заранее не думай, что точно сможешь поймать дрозда.

- Я не думаю. Если будет удобный случай – поймаю, не получится – ничего страшного. Мы же дроздов все равно не едим, они маленькие и костлявые.

- Это точно.

Ватанэй улыбнулась, а Настухай продолжал стоять рядом молча. Обычно он был разговорчивым, а тут не знал, как вступить в этот разговор. Мама девочки, видя, что разговор ее дочери с гостем налаживается, сказала им:

- Дети, давайте мы сейчас покушаем, а потом вы пойдете, поиграете. Только не далеко.

- Хорошо. - Ответили они.

Поев вкусное блюдо из тыквы и кукурузы, а также съев по небольшому куску мяса, дети вышли из дома, и тут уже Настухай все-таки решился спросить у Гайаваты:

- Как так получилось, что вы с отцом живете вдвоем?

- Я не знаю. Мы все время жили вдвоем.

- И у тебя никогда не было мамы?

- Отец рассказывал мне про нее. Но он сказал, что она умерла сразу  после того, как я появился на свет.

- Это же тяжело, когда нет мамы.

- Иногда мне не хватает ее. Но я же ее все равно не знал, поэтому как-то привык.

- А как вы вообще живете?

- Живем как обычно. Ловим рыбу, охотимся. У нас тоже есть небольшое поле, где мы выращиваем тыкву, кукурузу, фасоль, бобы. Все как у вас, только немного меньше.

- Понятно. Так неужели тебе никогда не приходилось общаться с другими людьми? Если ты говоришь, что вы все время вдвоем живете.

- Никогда не приходилось.

- Тяжело тебе. Я бы так не смог.

- Ничего страшного. Мне вполне нравится.

Тут в их диалог вступила Ватанэй, тоже задавая Гайавате вопросы о том, как он жил. Гайавата, в свою очередь, спрашивал у детей об их жизни, и та небольшая напряженность между ним и Настухаем уже давно была забыта. Дети  хорошо общались и с каждой минутой становились все большими друзьями.

-- -- --

Прошел месяц с тех пор, как Гайавата и Сахем познакомились со своими новыми соседями. Все это время они по-прежнему жили в своем доме, хотя регулярно ходили в гости в деревню. Да и деревенские жители – по крайней мере, старейшина Нэстэйсакэй, семья Мэтэйнэй и Настухая  - тоже  уже несколько раз побывали в гостях у Сахема и Гайаваты. Сахем решил, что сначала надо собрать урожай кукурузы, который созревает в конце июня, после чего можно будет переезжать в деревню. И вот как раз этот момент настал. Они с Гайаватой собрали достаточно много кукурузы, оставив нетронутыми, пока еще не созревшие тыкву, фасоль и бобы, взяли свои вещи и начали постепенно переезжать на новое место жительства. Дом переносить смысла не было. На новом месте они построили новое жилье, благо подручного материла для этого было предостаточно. Вокруг был лес с большим количеством тех деревьев, кора которых и служила материалом для возведения домов.

Переезд на новое место занял буквально пару дней. Конечно, раньше Сахем с Гайаватой и вовсе могли сорваться с места и отправиться в какие-то другие земли, не оглядываясь, но сейчас были комфортные условия, поэтому переезд прошел не в один день. К тому же, надо было перенести тот урожай кукурузы, который они собрали – что тоже отняло время и силы. Но вот они, наконец, переехали и стали полноправными членами нового для себя сообщества. Конечно, небольшие трудности в общении иногда возникали, так как их языки немного различались. У мохоков и племени онондага были разные наречия, но эти различия были не столь большими, чтобы можно было говорить о каких-то слишком серьезных трудностях в общении. К тому же, Гайавата был еще  ребенком, который все схватывает на лету, поэтому для него буквально уже через пару недель вообще не чувствовалось, что он и его новые друзья из разных племен.

Теперь жизнь Сахема и его сына заметно изменилась. Если раньше они заботились только о пропитании для себя, то сейчас они стали жителями общины, в которой надо было заботиться обо всех. Здесь было несколько молодых мам с маленькими детьми, которых старались как можно меньше задействовать в работе. Здесь было и достаточно много взрослых мужчин, с которыми надо было находить общий язык, вместе охотиться, загоняя дичь на расстояние выстрела из лука. Здесь был старейшина, с которым следовало обсуждать все вопросы, касающиеся быта. И Нэстэйсакэй тоже старался принимать активное участие в жизни своих новых соплеменников. Он понимал, что Сахем все еще находится в том возрасте, когда ему нужна жена. И в их деревне была пара женщин, оставшихся без мужей из-за воинственности окружавших племен на их прошлых территориях. Старейшина постоянно намекал Сахему, что тому неплохо было бы взять одну их этих женщин себе в жены. Тот поначалу не знал, как реагировать на такие намеки, потому что настолько привык жить вдвоем с Гайаватой за эти десять лет, что не представлял себе, как он будет жить еще и с какой-то женщиной. С другой стороны он понимал, что своих детей, действительно своих детей, у него не было. Поэтому Сахем все-таки решился и предложил одной из девушек, которая была значительно младше его, стать его женой.

Среди местных жителей было в порядке вещей делать такие предложения, даже если вы особо не знаете друг друга. Все понимали, что жизнь в семье естественна, и что к ней надо стремиться, а жизнь в одиночестве - это неправильно. И учитывая, что других свободных мужчин зрелого возраста не было, девушка сразу же согласилась на предложение Сахема. Ее не смутило наличие у него десятилетнего сына. Ей самой было всего 18 лет, то есть мамой для Гайваты она точно не могла стать. И когда она стала жить в одном доме с Сахемом и Гайаватой, мальчик не воспринимал ее, как маму. Скорее она была для него старшей сестрой. Они неплохо общались, но не более того. Он не мог задавать ей какие-то вопросы об устройстве мира, о смысле жизни и что-то другое серьезное. С такими вопросами он обращался к Сахему, хотя тот не особо любил отвечать на них. И через некоторое время Гайавата все больше задавал эти вопросы Мэтэйнэй. Мама его лучшей подруги всегда с удовольствием отвечала на вопросы Гайаваты, и она делала это подробно, объясняя все, уделяя мальчику много внимания.  Именно с ней Гайавата почувствовал ту самую материнскую заботу, которой ему не хватало.

 

В общем, жизнь Гайаваты и Сахема шла очень даже неплохо. Они, наконец, обрели свой дом. Они стали жить  в дружественной обстановке, когда их окружают миролюбивые люди, всегда готовые помочь. Именно об этом мечтал Гайавата, да и Сахем очень хотел, чтобы они с сыном жили в таком месте.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 9 из 17

Ленточные транспортеры! / dozaagro. ru

Ленточные конвейеры. Завод изготовитель. Опыт и гарантия надежности

agro-tehservis.ru